Обзор прессы

23 Мая 2017 11:27

Алексей Казаков: «Тренер – как отец: крикнуть на него можно, но это неправильно»

Известный в прошлом российский блокирующий Алексей Казаков в большом интервью «БИЗНЕС Online» вспомнил о драках в челнинских комплексах и тяжелых тренировках Андрея Воронкова, рассказал о главной проблеме российского волейбола, самой лучшей команде в своей карьере и многом другом.

«У НАС ЛЮБЯТ ВСЕХ КЛЕЙМИТЬ»

– Алексей, чем сейчас занимаетесь? После сезона в «Белогорье» вы просто исчезли.

– Все спрашивают, интересуются. Занимаюсь личными вопросами.

– Имеете ввиду первую семью?

– Да, бывшая жена с тестем отодвинули меня от общения с детьми. Плюс их настроили, чтобы со мной не контактировали. Вот эти сложности пытаюсь сейчас решить. Если честно, не хотелось бы углубляться в эту тему.

– Хорошо. Чем планируете дальше заниматься?

– Хотелось бы все-таки посвятить себя спорту. Начать тренерскую работу. Наверное, с молодежи, с юношей. Думаю, на этом уровне моя помощь пригодится. Высшее физкультурное образование есть, игрового опыта предостаточно.

– Проблемы, которые вы видите в молодежном волейболе прямо сейчас.

– Там их всегда хватает. Например, дорастает молодой парень до команды мастеров, получает 100 тысяч рублей зарплаты и считает, что этого достаточно. Всё – пропал. Не подготовили, не объяснили, к чему нужно стремиться. Не нужно относиться к волейболу, как к работе. Это творчество и в нем нужно стараться добиться совершенства. Почему тот же Сергей Тетюхин до сих пор играет? Потому что у него богатый технический арсенал. Ты умеешь хорошо нападать? Окей, соперник против тебя поставит блок и защиту и всё – ты закончишься. Волейбол технически сложный вид спорта. И именно техника – ключевое. Нужно постоянно работать над собой и в таком случае всё придет: и победы, и контракты.

– В 1998 году, высказываясь о несправедливом решение руководства федерации расстаться с Вячеславом Зайцевым вы сказали, что «к мнению игроков у нас пока не принято прислушиваться». Как вы считаете, что-то в этом плане изменилось?

– Нет, конечно! Вспомните, что с Димой Мусэрским сделали. Как все на него накинулись, когда он не поехал на олимпийский отбор. Хотя он один из тех, кто выиграл для страны Олимпийские игры в Лондоне. Все им восторгались, отдавали всякие почести. И в один миг втоптали в грязь и назвали предателем. Он же не на Бали поехал отдыхать! У каждого игрока могут возникнуть семейные проблемы, может быть травма. У нас любят всех клеймить. Не хватает обычного человеческого отношения.

«В РОССИИ НИКТО НЕ ЗАНИМАЕТСЯ РАСКРУТКОЙ ВОЛЕЙБОЛА»

– С приходом Сергея Шляпникова подняли тему отказников и возможных санкций по отношению к ним. Что вы об этом думаете?

– Если ты не хочешь играть за сборную – это на твоей совести. Загонять такого человека в сборную смысла нет, работая из-под палки он будет лишь приносить вред, отбывать номер. Когда мне было 15 лет, мне сны снились, что я выхожу на площадку в майке сборной – настолько это тогда было престижно. Вот это главное. Нужно популяризировать волейбол, чтобы у нынешних мальчишек был стимул попасть в сборную. А мы что? После Олимпиады волейбол просто исчез с экранов. Раньше каждый выходной волейбол показывали по общедоступному телеканалу, сейчас – по большим праздникам. Только в интернете. Мы столько шли к этой олимпийской победе, но не воспользовались ею, никак не монетизировали.

– Что нужно делать?

– Поднимать национальный чемпионат, раскручивать его. Это важно. И не в деньгах дело, просто этим никто не занимается. Боюсь, что наш волейбол может постигнуть участь гандбола. Крутой, зрелищный вид спорта, были олимпийские победы у мужчин и женщин, но он просто никому не нужен – его так и не раскрутили.

– Но руководство Всероссийской федерация волейбола открытым текстом говорит, что ее интересует только сборная.

– Вот в этом-то и проблема. Нужна профессиональная лига. В баскетболе появилась Единая лига ВТБ. Всё заработало, забурлило, они на слуху и на виду. А мы говорим, что у нас нет денег. Они и не появятся, если ничего не делать. В Италии, например, есть федерация, а есть лига клубов, в Польше такая же система. И чемпионаты неплохие, и сборные в числе лучших в Европе.

«МОДЕНА» – ЛУЧШАЯ КОМАНДА В КАРЬЕРЕ»

– Андрей Егорчев говорил, что ему сложнее всего было играть против вас. А вам?

– Я бы отметил не столько блокирующих, сколько связующих. Самое интересное читать их игру, предугадывать их действия – отдадут они первому темпу или нужно бежать в край. Своеобразные волейбольные шахматы. Из тех, против кого было особенно сложно, выделю Ллоя Болла и Петера Бланже. Они пасовали очень непредсказуемо.

– А с кем из связующих у вас было идеальное взаимопонимание?

– С Боллом. Удалось поиграть с ним два года в «Модене», а затем еще год в Уфе. Он ростом за два метра, плюс прыжок, поэтому время передачи было минимальное – было проще обыгрывать блок.

– Лучшая команда в вашей карьере?

– «Модена». Это была невероятно дружная команда. Там были такие звезды как Джани, Ван де Гор, Болл, но меня приняли очень тепло. Мы были вместе и на площадке, и за ее пределами. Вместе проводили время, отмечали праздники. Это была полная противоположность тому, что я видел в России. Конечно, чтобы добиваться результата, игроки не обязательно должны быть друзьями, но атмосфера в «Модене» мне очень нравилась. Душой команды и главным заводилой был наш кэп Джани.

– В «Трентино» всё было иначе?

– На севере Италии люди более прагматичные. Там были обычные отношения между игроками: «привет», «пока», «как дела?». Если немного ухудшалась статистика, сразу к тренеру. «В чем проблема?» – «Дети, не выспался» – «Хорошо, в пятницу закрываем тебя в гостиницу». Иногда это действительно помогало.

– Почему после «Трентино» вернулись в Россию?

– Мне из-за травмы не предложили остаться. Спускаться в средние итальянские команды не хотелось. А у нас как раз начали налаживаться дела с волейболом, многие ребята возвращались из Европы, иностранцы к нам поехали. Да и дети подросли – им нужно было идти в школу и садик.

– Составьте символическую сборную из тех, с кем вы играли.

– Связующий Болл, доигровщики Тетюхин и Жиба, блокирующие Ван де Гор и Гардини, диагональный Джани, либеро Митьков.

«В «ЗЕНИТЕ» ПОДВЕЛО ЗДОРОВЬЕ»

– В Италии к статистике всегда относились по-особому.

– Да, хотя я всегда был против статистики. Можно показывать высокие проценты, но команда будет проигрывать. Что толку от цифр? Или ты забиваешь только в начале партии, а как только решающий момент – лупишь по аутам. Возьмем Сергея Тетюхина. Он – человек, вокруг которого лепится команда. Он принимает, подает, разговаривает с партнерами на площадке. Убери его из «Белогорья» – команда потеряет свой стержень. Для таких игроков статистика имеет второстепенное значение.

– Когда вы перестали быть игроком, вокруг которого строится команда?

– Наверное, после последнего сезона в Уфе. Когда приходил в «Зенит», мне было уже 37 лет и я понимал, что меня берут, как опытного игрока для глубины состава. 

– Почему в Казани всё сложилось неудачно?

– Здоровье начало подводить – здесь болит, тут стреляет. Я оказался физически не готов к тем нагрузкам, которые были в Казани. Имею ввиду даже не тренировки, а многочисленные турниры и перелеты. В какой-то момент прихватило спину. Потом подлечился и доигрывал сезон в Белгороде.

– Помнится, в свое время у вас была обида на Алекно.

– За неделю до домашнего чемпионата Европы-2007 Алекно подошел и сказал: «Не едешь». Учитывая, что я десять лет играл за сборную и неплохо был готов, обида закралась. Потом уже всё переосмыслил и понял, что тренеру наверняка еще труднее было определиться с выбором.

– Правда, что вы могли поехать на Олимпиаду в Лондон?

– Было такое. Алекно позвонил, сказал готовиться, потому что поездка Волкова была под вопросом. Но Саша в итоге принял мужественное решение играть с травмой, через боль.

– Когда Алекно в 2011 году второй раз пришел в сборную, сразу декларировал, что игроки будут играть бесплатно. А как раньше было?

– Да и до этого у нас не было зарплат. Есть ежегодный коммерческий турнир – Мировая лига. Все премиальные всегда делились между тренерами, игроками и персоналом. Это были деньги на карманные расходы. Точно также играли за флаг и гимн, а зарабатывали в клубах.

«КОГДА ПРИШЕЛ МУСЭРСКИЙ, Я МОГ ОТДЫХАТЬ»

– Как вы стали капитаном сборной?

– Пришел Даниэле Баньоли и назначил меня. Возможно, потому что мы были знакомы по работе в «Модене». Да и знание итальянского, наверное, сыграло свою роль. Ребята по команде были не против.

– Почему у Баньоли не получилось в сборной?

– Итальянская концепция работы разбилась о российскую действительность. Возможно, нам дали больше свободы, чем нужно.

– Вас из сборной подвинул Дмитрий Мусэрский?

– По большому счету, да. Когда пришел Дима, я мог спокойно отдыхать. Это нормально. Когда я в 20-летнем возрасте пришел в сборную, Руслан Олихвер и Олег Шатунов тоже были не в восторге, но это неизбежный процесс.

– Семён Полтавский признавался, что родился не в то время – слишком уж сильны были в те годы бразильцы. У вас за 15 лет в сборной тоже в основном серебряные и бронзовые медали.

– Бразильцы тогда начали играть в разрывной волейбол с быстрыми передачами в края, к которому никто не был готов. Это был переворот в нашем виде спорта. Все остальные к этому пришли только сейчас. Мы и итальянцы стремительно начали наверстывать, но и бразильцы тоже шли вперед.

– Вы чемпион Италии, но ни разу так и не выиграли чемпионат России.

– Зато мой земляк Андрюха Егорчев собрал богатую коллекцию (улыбается). Видимо, и за себя, и за меня.

– В Мировой лиге-2007 вы играли доигровщиком. Как так вышло?

– Так получилось, что некому было играть. Все поломались. А я как раз отыграл на этой позиции часть сезона в Уфе. Я ведь еще играл в тот волейбол, когда все ходили по кругу и не было либеро. Так что техника приёма есть. Это сейчас у ребят узкая специализация.

– Какие изменения произошли в действиях блокирующих за последние десять лет?

–  Ничего особо не поменялось. Сейчас больше аналитической работы, всё разбирается на компьютере. Проще предугадать соперника и сложнее удивить.

«ОДНАЖДЫ НАРУШИЛ СУБОРДИНАЦИЮ»

– Самые тяжелые тренировки в вашей жизни?

– Любые нагрузки со временем могут стать нормой. Сначала тяжело, но потом втягиваешься. Но я не понимал, почему мы необоснованно много тренировались у Андрея Воронкова. Американцы Рид Придди и Дэвид Ли просто вешались! Конечно, у того же Вячеслава Платонова мы бегали по горам и приседали со штангой, но времена-то меняются. Мне кажется, сейчас важнее восстановить игрока к следующему матчу, чем «убивать» на тренировке сумасшедшими нагрузками и заставлять умываться потом. Это же ведет к повышенному травматизму.

– Сколько операций у вас было по ходу карьеры?

– Слава богу, лишь одна. Однажды неудачно приземлился – пятая плюсневая кость разошлась. Скрутили болтиком. Считаю, что мне повезло вовремя уехать в Италию – там за здоровьем следили очень тщательно. Если что-то беспокоит, сразу снимок, покой. А у нас как было? «Болит? Потренируйся – пройдет!». Пройдет, но после завершения сезона ляжешь на операционный стол. Сейчас вот смотрю на молодых ребят. Все в стяжках, все что-то мажут и клеят на себя. А в 30 лет что будет? Развалитесь нафиг от нагрузок?

– Вы когда-нибудь возражали тренеру?

– Было такое. Как раз с Воронковым, с которым мы так и не нашли общий язык. Но с моей стороны это была ошибка – так не следовало делать. В конце концов есть субординация. Тебя наняли на эту работу и ты должен делать, как тренер говорит. Не сдержался тогда, высказал свое мнение при всех. Игрок и тренер – как отец и сын. Ты можешь крикнуть на отца, но это неправильно.

– Возле спортсменов всегда много дельцов, которые предлагают приумножить богатство. Сталкивались с такими?

– Таких людей видел вагон! Они всегда крутятся рядом – давай то замутим, давай это. Ты рискуешь вложениями, а он – ничем. На самом деле тяжело играть и контролировать какой-то бизнес, если он не семейный.

– У вас была фирма, которая занималась грузоперевозками.

– Уже нет. Из-за убыточности приняли решение закрыть.

 –Во что вы вкладывались, когда играли?

– В недвижимость в основном.

– В Италии?

– Нет, в Италии ничего не осталось. В Испании был дом, но в этом году продал.

«ИГРАЮ ЗА ВЕТЕРАНОВ ТАТАРСТАНА»

– Что вас сейчас связывает с родными Набережными Челнами?

– Родители по-прежнему там живут. Отец работает, мама уже на пенсии. Они, кстати, познакомились в Набережных Челнах, куда приехали на строительство автозавода. Папа из Башкирии, мама из Казахстана.

– Вы застали те времена, когда лучше было не оказываться в чужом комплексе?

– Да, помню эти времена. Родители отправляют в магазин за хлебом – возвращаешься и без хлеба, и без денег, да еще и с ссадинами.

– Дрались?

– Конечно, но не так конечно, чтобы с дубинками и монтировками, но уже тогда между комплексами была война. К счастью, в 16 лет я уехал в Одинцово и избежал всех этих жестких разборок.

– Видел у вас в инстаграме фото в кителе. Как прошла ваша служба?

– Как и у всех спортсменов. Принял присягу, поцеловал знамя и пошел дальше играть в волейбол. Жил в военном городке. Меня призвали в 27-й спортивный клуб армии, а команда в Одинцово тогда носила название «Искра-РВСН», так что я ракетчик.

– В детстве вас называли Сандаль. Когда отклеилось это прозвище?

– Когда кроссовки появились (улыбается). Когда только начинал играть, тренировался в сандалиях, потому что не могли найти кеды моего размера. Потом уже начали называть Казак.

– Как часто сейчас играете в волейбол?

– Когда сборная ветеранов Татарстана приглашает, тогда и играю. В прошлом году выиграли чемпионат России в категории 40+ в Анапе, в этом году в Подмосковье. Там многих бывших сборников можно было встретить – Илью Савельева, Евгения Матковского. Уровень достаточно высокий, поэтому месяца за два до турнира начинается интенсивная подготовка – хожу в тренажерный зал, играю с ребятами в Белгороде.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»

Алексей КАЗАКОВ

Дата рождения: 18 марта 1976 года

Место рождения: Набережные Челны

Карьера: «Искра» (Одинцово) – 1992 - 1999, 2004 - 2006; «Модена» (Италия) – 1999 - 2002; «Трентино» (Италия) – 2002 - 2004; «Урал» (Уфа) – 2006 - 2009, 2011 - 2013; «Локомотив» (Новосибирск) – 2009/10; «Динамо» (Москва) – 2010/11; «Зенит» (Казань) – 2013/14; «Белогорье» (Белгород) – 2013/14.

Достижения в клубах: чемпион Италии (2002), победитель клубного чемпионата мира (2014), серебряный (1994, 2011, 2013) и бронзовый (1999, 2006, 2014) призёр чемпионатов России, обладатель Кубка России (2013), серебряный призёр чемпионатов Италии (1999, 2000), бронзовый призёр Лиги чемпионов (2011).

Достижения в сборной: серебряный (2000) и бронзовый (2004) призёр Олимпиады, победитель Кубка мира (1999), серебряный (1999, 2005) и бронзовый (2001, 2003) призёр чемпионатов Европы, серебряный (1998, 2000, 2007, 2010) и бронзовый (1996, 1997, 2001, 2006, 2009) призёр Мировой лиги, победитель Евролиги (2005).

Личные достижения: лучший игрок чемпионата России (1998), участник Матчей звёзд чемпионата Италии (2000, 2001, 2002) и чемпионата России (2005, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 2014).


Игры

Турнирные таблицы

Чемпионат России
Предварительный этап
М КОМАНДА ИГРЫ В  П  ОЧКИ СЕТЫ
1 Зенит-Казань 6 6(1) 17 18-4
Белогорье 6 5(1) 1     14 15-7
3 Кузбасс 6
5(2)
1(1)
14 17-10
4
Урал 7
5(2) 2 13 16-12
5
Газпром-Югра 6 4(3) 2 9 14-13 
6
НОВА 6 4(3) 
2 9 14-13 
7
Зенит Санкт-Петербург 7

4(1) 
10 14-14
8
ЛОКОМОТИВ 6 3(1) 
3(1) 
9 13-13 
9
Факел 6
4(2) 
8 10-13 
10
Енисей 6
4(1) 
7 11-12 
11
Динамо Москва 6
4(1) 
7 10-13 
12
Ярославич 6 1 5(2) 5 7-16 
13
Югра-Самотлор 6 1(1) 5(1) 3 7-17 
14
Динамо-ЛО
6 0
6(4) 4 9-18 
Кубок России
Предварительный этап
 М КОМАНДА  ИГРЫ   ОЧКИ  СЕТЫ
1 Локомотив 2 6 6-1
2 Факел
2
3
3-4
3 Динамо-ЛО 2 0
2-6

Молодёжная лига
Предварительный этап
м
команда
игры в п очки сеты
1 Белогорье-2 8
7(1) 1(1) 21 23-10
2 Енисей-2 8
6(1) 2(1)
18 20-9
3 Динамо-Олимп 6
6(2) 0 16 18-6
4 Локомотив-ЦИВС 6
5 1(1) 16 17-4
5
Ярославские медведи 8 4 4(1)
13 14-14
6
Кузбасс-2 6
4 2   12 13-7 
7
Динамо-ЛО-2 8 4(1) 4(1) 12 15-14 
8
НОВА-2 8 4(1)
4(1) 12 15-15 
9
Университет 8 4(3) 4(2) 11 17-18 
10
Беркуты Урала 8 3(1) 5   8 10-17 
11
Факел-2 6 2   4(1)
7 9-12 
12
Звезда Югры 8
7(1)

10-22 
13
Зенит-2
8 1(1)
7(1)
8-23 
14
Зенит-УОР 8
7
3-21 

Партнеры

             

Яндекс.Метрика