Обзор прессы

1 Августа 2017 09:26

Максим Пантелеймоненко: «В Краснодаре меня держали по принципу: ни себе ни людям»

Вернувшийся в казанский «Зенит» доигровщик Максим Пантелеймоненко в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал, почему в свое время покинул команду, вспомнил, как в Японии его носили на руках, а также поблагодарил судебных приставов Краснодара.

«МОГ ВЕРНУТЬСЯ В КАЗАНЬ ПРОШЛЫМ ЛЕТОМ»

– Максим, Владимир Алекно в интервью сказал, что «у Пантелеймоненко огромное желание доказать, что он живой».

– Мне понравилась эта фраза. Владимир Романыч может найти нужные слова и во время игр, и в жизни – с ним интересно общаться. Переход в «Зенит» для меня действительно шанс доказать, что есть такой игрок как Пантелеймоненко, и он еще способен помочь команде решать серьезные задачи. Силы и желание для этого есть. Я благодарен руководителям «Зенита» за доверие. Понятно, что взяв меня после перерыва в полтора года, они рискуют, но я сделаю всё, чтобы никому не пришлось жалеть об этом решении.

– Не секрет, что в 2011 году в Казани были очень разочарованы вашим решением перейти в «Факел». Вы тогда ушли из-за Рида Придди?

– Да, это стало ключевым фактором. В первом сезоне в Казани я вместе с Сергеем Тетюхиным был игроком стартовой шестерки, а во втором сезоне играл мало, хотя мне тогда казалось, что я переигрываю Придди. Мне хотелось больше играть. Возможно, стоило остаться, потому что именно в Казани я профессионально вырос и стал востребованным игроком. Наверное, на тот момент стоило отдать «Зениту» больше себя.

– Ваше нынешнее возвращение в «Зенит» – инициатива клуба или достижение агента?

– Все факторы совпали и пазл сложился. На самом деле переговоры были еще в прошлом году, но меня всеми силами удерживали в Краснодаре, поэтому мой переход не состоялся. На сто процентов уверен, что в своем нынешнем положении я не попал бы в «Зенит», не играй раньше в системе клуба – просто в Казани знают мои возможности.

– Очевидно, что с парой доигровщиков Вильфредо Леон – Мэттью Андерсон, вам сложно будет рассчитывать на большое игровое время...

– Понятно, что все ответственные и важные матчи будут играть они. Но это спорт: у любого игрока случаются плохие дни, даже лучшим игрокам мира нужен отдых, а иногда команде просто необходимо поменять рисунок игры. Уверен, что с тем количеством турниров, в которых принимает участие «Зенит», у меня будет шанс помочь команде.

– Какие изменения вы заметили в «Зените»?

– Клуб стал брендом. Вижу, что «Зенит» проделывает большую работу в плане популяризации, не останавливаясь лишь на выигранных трофеях. Что касается сотрудников клуба и тренерского штаба, то, по-моему, поменялся только доктор. Со многими ребятами я уже играл по ходу карьеры, поэтому с адаптацией вообще никаких проблем – вернулся как домой.

«СНАЧАЛА НЕ ПОНИМАЛ ТРЕБОВАНИЙ АЛЕКНО»

– Расскажите самую забавную историю, связанную с вашим первым выступлением за «Зенит»...

– Через месяц после того, как я перешел в Казань, мы поехали на предсезонный турнир в Витебск. На одной из тренировок мяч отскочил, а я не сыграл его в защите, хотя мог. Тут же свисток Алекно: «Пантелей, что случилось?». Ну, я не подумавши и ляпнул: «Устал». Я такого взгляда у Алекно никогда не видел! Тренер: «Так, все выстраиваемся на лицевой линии и делаем ускорения, Макс отдыхает, он устал». Я бегу вместе с командой, но снова свисток: «Пантелеймоненко, отдыхай!». В итоге Тетюхин, Богомолов, Вербов и другие ребята делали упражнение, пока я стоял в сторонке – это была очень неловкая ситуация. Меня потом долго подкалывали над этим: «Макс, не устал?» (смеётся). На первых порах у меня было недопонимание требований тренера, но затем притерся, стал более профессиональным и уходил из «Зенита» уже другим игроком.

– Говорят, что доктор Юрий Трегубов любил пошутить...

– Это да. Однажды играем пятисетовый матч. Накал сумасшедший, силы на исходе. А мы ведь всегда что-то перекусываем во время игр – бананы, шоколадки, энергетические батончики. Подхожу к доктору в перерыве: «Док, дай банан!». А он мне: «Какой банан? У тебя же прилив сил!».  Как раз накануне вышло мое интервью с таким заголовком…

– После победы «Зенита» в Кубке России-2009 Алекно сказал вам: «Я сделаю всё, чтобы ты попал в сборную». Был реальный шанс?

– В 2011 году я был в расширенной заявке на Мировую лигу, но все мои мечты разрушились, когда Сергей Макаров получил травму. Он тогда был вторым связующим после Сергея Гранкина. Вместо него пригласили Александра Бутько, а в сборной может быть только один натурализованный игрок. Саша был заигран за Беларусь, я – за Украину. 

«В «УРАЛЕ» ДИСЦИПЛИНА ДЕРЖАЛАСЬ НА ИГРОКАХ»

– «Хочу сказать спасибо за сезон Вербову, Пантелеймоненко, Ащеву, Спиридонову. Благодаря им я понял, что такое волейбол», – сказал Никита Алексеев, вспоминая сезон 2012/13 в «Урале»...

– Никитос так сказал? Приятно удивлен. У нас тогда была интересная команда. Ащев – трудоголик, он задавал рабочий тон, Вербов отвечал за игровую дисциплину, Спиридонов создавал отличную атмосферу, Казаков на огромном опыте был капитаном команды. Коллектив был очень дружный. Себя хвалить не стану, но мне приходилось очень много работать, чтобы попасть в состав. И вдвойне сложнее, потому что я пришел поздно, в сентябре, и у Анджиолино Фригони к тому моменту уже сформировалось мнение о том, кто будет играть.

– Вы ведь и в Уфе много месяцев не получали денег...

– Кажется, около восьми месяцев. Но никто не прекращал впахивать. Тогда ходили разговоры, что «Урал» вообще может прекратить существование, и мы говорили себе, что высокий результат может спасти клуб. Дисциплина держалась на самих игроках. Пожалуй, мы расслабились только после выхода в финал, хотя и в нём отчаянно бились с «Белогорьем» – два матча из трех проиграли 2:3. В итоге и «Урал» сохранился, и все игроки команды после того сезона были востребованы на рынке.

– «Когда я вернулся, то обнаружил, что мой помощник Хроменков не только командует парадом, но и едет на капоте машины главнокомандующего», – знаменитая фраза Фригони, который пропустил стартовые раунды плей-офф из-за болезни. Как команда отнеслась к конфликту тренеров?

– Честно говоря, в эти разборки не вникали. Чья заслуга в успешном сезоне, тогда никто из игроков не выяснял. Все просто думали о следующем матче. Кто-то потом говорил, что нам повезло с сеткой плей-офф, но в истории осталось то, что «Урал» взял «серебро» и вышел в Лигу чемпионов, от которой, правда, потом отказался.

– Нужен ли вообще был тренер той опытной команде?

– Тренер нужен всегда. Бытует мнение, что в сильной команде можно кого угодно поставить тренером и она всё равно будет побеждать. Это очень ошибочное мнение. Так говорят от незнания. Если поставить тренером кого угодно, то и играть команда будет как угодно.

«ПОЛУЧАЮ ЗАРПЛАТУ ЧЕРЕЗ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ»

– Завершилась ли ваша история с краснодарским «Динамо»?

– Судебный процесс продолжается, потому что клуб по-прежнему не хочет самостоятельно рассчитаться с долгами. Последние полтора года я получаю зарплату исключительно через судебных приставов, за что им благодарен.

– Вы последний раз выходили на площадку 9 декабря 2015 года. Почему руководство краснодарского клуба настойчиво вас удерживало?

– У меня создаётся такое ощущение, что некоторые люди хотели, чтобы в результате этой истории я просто закончил с волейболом. В Краснодаре заняли принципиальную, но совершенно нелогичную позицию: самим не нужен, но и другим не отдадим. В общем, ни себе ни людям. За время конфликта мной интересовались «Динамо-ЛО», «Газпром-Югра», «Белогорье», «Зенит-Казань», но в Краснодаре не хотели разрывать контракт по обоюдному согласию, как это обычно делается в таких случаях, когда дальнейшая совместная работа просто невозможна.

– Всё началось с того, что вам предложили урезать зарплату...

– Да, перед сезоном 2015/16 пришло новое руководство и поставило ультиматум. Ситуация усугублялась тем, что к тому моменту мне уже должны были за 10 месяцев. У меня семья, я зарабатываю волейболом на жизнь. Они просто вынудили меня обратиться к помощи адвокатов и отстаивать свои интересы в суде. Я чужих денег не просил, а лишь тех, что были прописаны у меня в контракте с клубом. У меня в свое время были задержки по зарплате в «Самотлоре», долго не платили в Уфе, но там было адекватное отношение к игрокам, от них не отворачивались. С нами говорили, объясняли ситуацию, обещали решить проблемы. В Краснодаре я столкнулся с полным безразличием. Невозможно было попасть в кабинет к генеральному директору клуба Борису Симоненко – нонсенс!

– Каково это – не играть, но получать зарплату...

– Это ужасно. Я тренировался, проходил сборы, но меня не допускали до игр. Причем полгода я вообще работал в одиночку, что для игровика неприемлемо. В общем, мое пребывание в команде пытались сделать максимально дискомфортным. Было очень тяжело морально. Кому я благодарен, так это Андрею Воронкову. Мы с ним поговорили перед прошлым сезоном и он максимально использовал меня в тренировочном процессе. Это было полезно и для меня, и для команды. При этом до матчей меня всё равно не допускали, хотя в команде некому было играть.

– Может быть, у Симоненко к вам была личная неприязнь? 

– Вполне возможно. Других причин столь принципиальной и невыгодной для клуба в материальном плане позиции я не вижу. 

«ЗА ПОЛТОРА ГОДА СОХРАНИЛ МНОГО ЭНЕРГИИ»

– За досрочное расторжение с вас требовали 15 млн неустойки. Почему именно такая сумма оказалась в вашем контракте?

– 15 млн для волейбола – огромные деньги и серьезная преградительная мера. Подписывая контракт еще с Русланом Олихвером, я рассчитывал отыграть в Краснодаре три года, поэтому этот пункт никто всерьез не обсуждал. Обычно при конфликтных ситуациях клуб и игрок находят компромисс и разрывают контракт без всяких неустоек, но в Краснодаре решили иначе.

– Какое чувство испытали, когда стало известно, что краснодарское «Динамо» исключено из суперлиги, а, возможно, и вовсе прекратит существование?

– Краснодар отдал свое место Питеру и теперь будет еще одна конкурентоспособная команда. Тем не менее, очень обидно, что похоронили «Динамо». К сожалению, так бывает, когда в волейбол попадают не совсем компетентные люди. Кроме того, спорт в России очень зависит от местных властей. В свое время в Краснодаре был губернатор, который любил спорт – клуб процветал, затем пришел другой, которому это было неинтересно и спонсоры разбежались.

– Сожалели, что ушли из «Белогорья»?

– Я считаю, что о своих поступках сожалеть не стоит. Тогда можно вернуться на шесть лет назад и жалеть, что ушел из Казани. Тогда это было осознанное решение. После определенных решений, твоя жизнь может складываться лучше или хуже, но ты приобретаешь опыт. К сожалению, в Краснодаре для меня и моей семьи был не самый приятный опыт.

– Но ведь у вас с «Белогорьем» был 3-летний контракт...

– Формально да, но с возможностью пересмотра после каждого сезона. Это была страховка со стороны клуба, но в итоге это позволило мне перейти в Краснодар, где я должен был стать одним из лидеров команды, тогда как в Белгороде было много доигровщиков – Тетюхин, Ильиных, Косарев, Хтей. Кстати, именно длинная скамейка нам тогда очень помогла выиграть и Лигу чемпионов, и клубный чемпионат мира, где мы дважды обыграли «Крузейро» с Леалом, Уоллесом и Вильямом. В том сезоне мы упустили только «золото» чемпионата, которое выиграл «Зенит».

– Сезон 2009/10 в «Зените» или 2013/14 в «Белогорье» – лучший в вашей карьере?

– Сложно сказать. Это точно два лучших сезона. Хочу отметить, что Казань и Белгород – два лучших клуба по организации, в которых я играл. Все чётко и грамотно, а команды – настоящая семья.

– В сентябре вам стукнет 36 лет. Насколько себя ощущаете?

– На 33, потому что два года в Краснодаре в зачет карьеры не идут (смеётся). На самом деле, чувствую, что еще могу попрыгать два-три года. У меня в свое время были мысли заканчивать после трех лет в Краснодаре, но вся эта ситуация только придала сил – за полтора года я сохранил много энергии.

– Какие еще плюсы были в вынужденной паузе?

– Самый главный – много времени проводил с семьей. Сыну Платону сейчас два с половиной года и я мог видеть, как он растет. Чему-то я даже учился у него. Дети умеют искренне радоваться мелочам, открыты миру. К сожалению, для взрослых многое становится нормой и мы постепенно закрываемся.

«В ЯПОНИИ МЕНЯ ПРОВОЖАЛИ ВСЕЙ КОМАНДОЙ»

– Десять лет назад вы отыграли сезон в Японии. Чем вас удивила эта страна?

– Япония удивляла с первого до последнего дня. Кухней, культурой, традициями. После прощального ужина меня неожиданно подняли на руки и так донесли до такси. Это было очень неожиданно и сначала я пытался сопротивляться. А на следующий день вся команда пришла провожать меня на вокзал. Представляете? Так было заведено в команде.

– Тяжело было одному в чужой стране?

– Да, потому что очень много времени проводил один. А когда ты один, начинаешь копаться в себе, слишком много думать. Так и крыша может поехать. Второй раз я бы так не рискнул.

– Как вам саке?

– Мне не понравилось. Не понял я этого напитка. Зато японская кухня удивила своим разнообразием. То, что нам предлагают в России в виде суши и роллов – лишь малая ее часть. И мест, где можно найти качественную японскую еду очень мало. Тоже самое, кстати, касается и итальянской кухни, которая мне очень нравится. Пока в ресторане работает шеф-повар из Италии, всё нормально, но перенять опыт у наших почему-то не получается – качество обычно падает.

– Видел в вашем инстаграме фотографии из Парижа. Понравилось?

– Париж разочаровал. Город грязноват, в нем много мигрантов и сложная обстановка в связи с терактами. Ходят полицейские вооруженные до зубов с пальцем на спусковом крючке. Это немного напрягает. Нам с женой больше нравится в Италии, там совершено другая атмосфера.

Досье «БИЗНЕС Online»
Максим ПАНТЕЛЕЙМОНЕНКО
Амплуа: доигровщик
Дата рождения: 1 сентября 1981 года
Место рождения: Харьков
Карьера: «Юракадемия» (Харьков, Украина) – 1999 - 2005; «Азовсталь» (Мариуполь, Украина) – 2005 - 2007; «Джапан Тобакко» (Хиросима, Япония) – 2007/08; «Самотлор» (Нижневартовск) – 2008/09; «Зенит-Казань» – 2009 - 2011; «Факел» (Новый Уренгой) – 2011/12; «Урал» (Уфа) – 2012/13; «Белогорье» (Белгород) – 2013/14; «Динамо» (Краснодар) – 2014 - 2017. С 2017 года – в «Зенит-Казань».
Достижения: победитель Лиги чемпионов (2014), победитель клубного чемпионата мира (2014), чемпион России (2010, 2011), обладатель Кубка России (2009, 2013), обладатель Суперкубка России (2010), серебряный (2013) и бронзовый (2014) призёр чемпионата России, серебряный призёр Лиги чемпионов (2011), бронзовый призёр клубного чемпионата мира (2009).


Игры

Турнирные таблицы

Чемпионат России
Предварительный этап
М КОМАНДА ИГРЫ В  П  ОЧКИ СЕТЫ
1 Зенит-Казань 14 13(1) 1    38
40-9
Белогорье 14 13(2) 1     37 39-11
3 Факел 14 10(1)
4(2) 31 34-18
4
ЛОКОМОТИВ 14 9(1) 5(2)
28
33-20
5
Динамо Москва 14 9(2) 5(1) 26
31-22
6
Зенит Санкт-Петербург 14
6(1) 25
30-22
7
Урал
14 8(3)
6
21
27-27
8
Кузбасс 14 7(2) 
7(1) 20 25-30
9
НОВА
14 7(4)
7(1) 18
26-30
10
Газпром-Югра 14
6(3)
8(3) 
18 28-33
11
Ярославич 14 3
11(2) 
11 17-36
12
Енисей 14
3(1) 11(1) 9 18-35
13
Динамо-ЛО 14 1 13(5) 8 15-39
14
Югра-Самотлор 14 1(1) 
13(2) 4 10-41
Лига чемпионов
Лига чемпионов. Групповой этап
 М КОМАНДА  ИГРЫ   ОЧКИ  СЕТЫ
1 ЛОКОМОТИВ 1 3 3-0
2 Шамон 1 3 3-1
3 СКРА  1 0 1-3
4 Динамо Москва 1 0 0-3
Кубок России
Предварительный этап
 М КОМАНДА  ИГРЫ   ОЧКИ  СЕТЫ
1 Локомотив 2 6 6-1
2 Факел
2
3
3-4
3 Динамо-ЛО 2 0
2-6

Молодёжная лига
Предварительный этап
м
команда
игры в п очки сеты
1 Локомотив-ЦИВС 18
14(2) 4(1) 41 46-19
2 Динамо-Олимп 18 13(3)
5(4)
40
48-26
3 Белогорье-2 16 13(3) 3(2)
38
43-24
4 НОВА-2 16 11(2)
5(2) 33 38-24
5
Университет 16 11(6)
5(2)
29
39-27
6
Кузбасс-2 18 10
8(3) 33 40-27
7
Факел-2 18 8(2) 10(2) 24 31-35
8
Динамо-2-ЛО 14 8(2)
6(1) 23
27-24
9
Енисей-2 14 7(2) 7(1) 20
25-26
10
Ярославские медведи 14 6     8(1) 19 20-27
11
Беркуты Урала 16 5(3) 11(3)
15 25-39
12
Звезда Югры 16 4
12(1)
13
20-38
13
Зенит-2 14 1(1)
13(2) 4 11-41
14
Зенит-УОР 16
15(1) 4
9-45

Партнеры

             

Зарегистрировались на нашем сайте, а письмо с подтверждением так и не пришло? Тут Вам помогут.

Яндекс.Метрика