Обзор прессы

2 Февраля 2018 12:47

Игорь Шулепов: «Однажды в Белгороде обчистили раздевалку... А затем всё вернули»

Серебряный призёр Олимпиады, известный в прошлом российский доигровщик, а ныне тренер нижегородского АСК Игорь Шулепов в интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online» Алмазу Хаирову рассказал об удивительных японцах и обрусевшем Валерио Вермильо, вспомнил, как часами напролёт мог играть в бильярд, а Сергей Тетюхин попаданием мяча отправил его в лазарет.

«ЖАЛЕЮ, ЧТО В 2008-М ОТКАЗАЛ АЛЕКНО»

– Игорь Юрьевич, ваш родной Екатеринбург 90-х годов вспоминают как крайне неблагополучный город, где процветала наркомания. Как вы избежали это зло?

– Думаю, благодаря волейболу. Он не оставлял свободного времени на всякую ерунду. В моем окружении этой проблемы вообще никогда не было. Да, кто-то из одноклассников баловался травкой, обсуждал, где она растёт, но я был не в этой теме.

– Сигареты бросили?

– Пытаюсь бросить в очередной раз. Сначала казалось, что они помогают снять стресс, потом просто переросли в привычку, от которой сложно избавиться.

– У нынешнего поколения игроков есть проблемы с нарушениями режима?

– Бывают нарушения, но редко. Ну, какая радость напиваться вечером, а потом «умирать» на тренировке? Да и в наше время я бы не сказал, что сильно нарушали. Долго играя на профессиональном уровне, ты уже начинаешь четко понимать, когда ты можешь себе позволить что-то лишнее, а когда это просто неуместно. Сейчас после отбоя целенаправленно игроков не ловлю, но если попадутся, разумеется, будут санкции, штрафы. В целом у нынешнего поколения другие интересы: всякие гаджеты, игры – вот в чем сейчас находят радость.

– Андрей Егорчев признавался, что в «Изумруде» у Валерия Алферова едва не погубил здоровье – мол, нагрузки были запредельные.

– Да, действительно было непросто и часто приходилось терпеть. Постоянно заставляли работать, выкладываться. Но сейчас, по прошествии времени и уже с точки зрения тренера, я прихожу к выводу, что так всё и должно было быть. Я рад, что прошел школу «Изумруда» и благодарен всем тренерам.

– Пересматриваете матчи своей молодости?

– Да, в последнее время бывает. Особенно, когда что-то всплывает в разговорах с друзьями. Недавно смотрел финал сиднейской Олимпиады-2000. Печально…

– Многие считают, что вы тогда проиграли югославам еще до матча.

– Трудно поверить в то, что на уровне олимпийского финала может быть недооценка соперника. Но мы, видимо, все-таки думали, что с югославами будет легче, чем с итальянцами. Оказались не готовы к такой борьбе, к такому уровню с их стороны. А они выдали чудо-игру. Обидно, что так сложилось… Серега Тетюхин молодец, дотянул до Лондона, добился своей цели, а потом еще и в Рио съездил.

– Что было в раздевалке после сиднейского финала?

– Жуткая тишина.

– Тренеры при вас разносили раздевалки?

– Нет, могли наорать или найти крайнего в поражении, но такого, чтобы летали предметы – не помню. Тренеры обычно достаточно сдержанные. А вот сами игроки ломали и двери, и шкафчики, выплескивая на них злобу.

– А было, что вещи из раздевалки пропадали?

– Давно была история. Мы с «Изумрудом» играли в Белгороде. После матча заходим в раздевалку – всё перевернуто. Обчистили. У многих парней вытащили бумажники, часы и прочее. До моего места, к счастью, не дошли. Самое интересное, что в зале было полно милиции. Потом нашли этих людей – через какое-то время всё вернули.

– Есть решения, о которых сейчас сожалеете?

– Да. Например, Владимир Алекно звонил, приглашал в сборную перед Олимпиадой-2008. Я подумал, что уже староват и отказался. Не говорю, что я бы поехал в Пекин, но шанс не использовал.

«ВЕРМИЛЬО ВСЕГДА ТЯНУЛСЯ К РУССКИМ»

– Известный факт – волейболистки «Уралочки» ехали за границу и чуть ли не половину от контракта отдавали в клуб. Как было у вас, когда вы в 1999 году уехали из «Изумруда» в японскую «Хиросиму»?

– Мне все-таки что-то перепало. (Смеётся) Не скажу, что это были баснословные деньги, но для первого контракта за границей меня всё устроило. Естественно, и клуб, и федерация получили прибыль.

– Страшно было ехать?

– Некоторые опасения, конечно, были. Сначала приехал в Японию один: языка не знаю, ничего непонятно, думаю: «Ну, нафиг, уеду обратно». Через неделю попривык, хотя сначала эффект был ошеломительный – всё не как у нас. На самом деле за границу я мог уехать еще раньше. Первый раз иностранный скаут появился в 1995 году, кажется, мы тогда играли в  Германии. Паша Шишкин был переводчиком и мы от руки заполняли модель контракта с итальянским клубом. Вот тогда действительно было страшно – рисковать не стал.

– Что привезли из Японии?

– Массу детских вещей. Они были очень качественными. Всякие игрушки, одежда, велосипед. Был еще ковер с подогревом, причем у него аккумулятор весил килограмм пять! Сейчас смешно вспоминать. Самое интересное, что мы этим подогревом дома и не пользовались. Нам нравилась культура, поэтому привезли много вещей для интерьера, в том числе в качестве подарков друзьям.

– Максим Пантелеймоненко рассказывал, что после прощального ужина в Японии одноклубники вынесли его из ресторана на руках и провожали всей компанией на вокзале.

– У меня было точно также! Мы сидели до 4 утра в ресторане, разошлись, а в 6 утра вся команда уже была на перроне, чтобы посадить меня в электричку. Это был невероятно трогательный момент. Видимо, такой у японцев менталитет. На самом деле меня затем около полугода не покидала мысль, что стоит вернуться в Японию, нам с женой Ольгой и маленькой дочкой было там комфортно. Но затем настал итальянский этап карьеры, тоже не менее интересный.

– В Италии было легче?

– Легче в том плане, что уже не было серьезных потрясений. Когда я приехал в «Парму», там были Станислав Динейкин и Сергей Тетюхин. Стас хорошо знал язык, поэтому легко было решать различные бытовые вопросы. Естественно, общались семьями. По сравнению с Японией разница была в том, что никто с тобой не сюсюкался: никто не встречал, не провожал, не спрашивал нравится или нет квартира. Проще относились к легионерам.

– На Апеннинах вы поиграли со многими выдающимися игроками. Были те, кем вы восхищались?

– Мне действительно довелось поиграть с такими монстрами итальянского волейбола, как Андреа Сарторетти, Лоренцо Бернарди. Не скажу, что кем-то прямо восхищался. Но постоянно пытался подмечать для себя интересные детали в их технике, нестандартные движения, которые позволяют сыграть не классически, удивить соперника.

– Были итальянцы, которые особенно тянулись к вашей русской компании?

– Валера Вермильо. Он, как и бразилец Рафаэль в свое время в Казани, ставил перед собой задачу – выучить столько-то русских слов в день. У него это хорошо получалось. Возможно, поэтому, когда он приехал играть в Россию, легко общался с одноклубниками на русском языке. Итальянцы вообще достаточно открытые ребята. Вроде после тренировок думаешь быстрее бы домой, полежать, а они тебя тянут на ужин. Посидеть всей командой, отдохнуть, поболтать – у них такой образ жизни. Там я понял, что есть что-то помимо волейбола. У нас ведь обычно как было: позавтракал – потренировался – поел – поспал – потренировался – поспал. И в основном вся жизнь по этому замкнутому кругу.

– В Италию туристом возвращались?

– Да, ездил, но уже достаточно давно – пять-шесть лед назад. Есть ностальгия. Интересно было бы прокатиться по местам боевой славы, так сказать. Зовут, приглашают в гости, но пока не получается. На самом деле там очень много живописных мест.

«ПРИЯТНО, ЧТО В КАЗАНИ ПОМНЯТ И ЦЕНЯТ»

– Виктор Сидельников рассказывал, что два года уговаривал вас перейти в казанское «Динамо».

– Ну, два не два… Год точно. Пока я играл сезон в Италии, мы плотно общались. Мне предлагали остаться в «Трентино», но хотелось вернуться домой, чтобы дочка пошла в школу в России.

– С Казанью вы завоевали Кубок России-2004 – самый первый трофей в истории клуба.

– В плане эмоций было нереально круто! Мы не были фаворитами, но очень хорошо провели финал с Москвой. Это было в конце декабря и мы больше отмечали победу в Кубке, чем Новый год.

– Ваша майка висит под сводами казанского Центра волейбола. Как к этому отнеслись?

– Был приятно удивлен. У нас пока не так много клубов, где есть такие традиции. Да, все мы профессионалы и для нас важна финансовая составляющая, но, защищая цвета команды, на площадке ты оставляешь не только здоровье, но и частичку души. Поэтому очень приятно, что помнят и ценят вклад в успехи команды. Казань всегда подкупала своей философией – быть лучшими от игры к игре и в любом турнире думать только о первом месте.

– Какие сезоны вы считаете лучшими в своей карьере?

– Если честно, сложно выделить один. Сезон 1998/99 в Екатеринбурге был хорошим, я начал раскрываться. В Италии все сезоны, кроме первого, были неплохими. Переход в Казань привел к эмоциональному подъему и тоже позволил провести два хороших сезона. Только последний не удался из-за травмы. Когда уже появились мысли о завершении карьеры, перешел в Сургут и там почувствовал прилив адреналина. В общем, переходы определенно шли мне на пользу. В том же Нижнем Новгороде в сезоне 2012/13 я заиграл, наверное, даже несколько неожиданно для себя.

– Вы в «Губернии» оказались в результате обмена на Николая Леоненко в «Локомотив». Нестандартная ситуация для волейбола.

– После Кубка России меня спросили, не хочу ли я поехать в Нижний Новгород. Я был не против и руководители клубов договорились.

– Сколько операций вы перенесли по ходу карьеры?

– Серьезную – одну. В Казани в 2006-м. С коленом было примерно тоже самое, что у Александра Волкова. Проблемы с хрящом, может, в меньшей степени. Но мелкие травмы случались постоянно – то ушиб, то сотрясение.

– А сотрясение-то как? Локтем после блока?

– Бывало, что и мячом. Как-то Серега Тетюхин на Кубе как зарядил на тренировке! Он был в атаке, я – в защите. Не сказать, что удар был мощнейший, но, видимо, попал в нужную точку и мне было плохо – выбыл на месяц.

– Самый талантливый игрок из всех, кого вы знали?

– У всех свои таланты, вопрос только как из развить, раскрыть. В той же сборной вряд ли могут быть не талантливые игроки. Самый-самый? Наверное, как раз Тетюхин. Он играет на высоком уровне очень много лет, обладает богатейшим арсеналом технических элементов и главное – не позволяет себе серьезных спадов.

– Самый крутой связующий, с которым вы играли?

– Сложный выбор. У меня по ходу карьеры было много интересных пасующих. Если говорить о сборной, то с Вадимом Хамутцких поначалу было тяжело, не могли поймать общий ритм. С Константином Ушаковым сразу было попроще. Он высокий, а это имеет важное значение. Евгений Красильников, Виктор Сидельников, Рафаэль, Валерио Вермильо, Паоло Тофоли… На самом деле со всеми в первые полгода было непросто. А уже во второй половине сезона находишь взаимопонимание, представляешь, какое качество передачи связующий может сделать в той или иной ситуации. В общем, не решусь выделять кого-то одного, потому что я тоже менялся и прыжок не становился выше.

«ТРЕНЕР ДОЛЖЕН БЫТЬ, КАК ИГРОК В ПОКЕР»

– Когда вы решили, что хотите стать тренером?

– Еще Виктор Сергеевич Радин и Юрий Петрович Фураев в свое время говорили: «Ты в будущем можешь стать тренером». Наверное, видели во мне что-то. Но я не придавал этому никакого значения. Когда заканчивал карьеру, уже начал понимать, что за столько лет в волейболе набрал огромный опыт, который можно использовать в дальнейшей работе. В итоге сначала помогал Пламену Константинову, потом Александру Климкину. Сейчас я начинающий тренер, которому еще нужно многому учиться.

– А кто из тренеров – пример для вас?

– Я стараюсь наблюдать за многими коллегами. Иногда лежу, вспоминаю тренеров, с которыми работал – что было привлекательного в их работе, а что – нет. Пытаюсь анализировать работу многих тренеров.

– После победы в высшей лиги Б вас качали на руках? Самое лучший момент для тренера?

– Безусловно, это очень приятный момент. Но это мгновение. Уже на следующий день это остаётся в истории и нужно что-то придумывать дальше.

– Что самое сложное для вас сейчас?

– Терпение. Конечно, хочется опередить время и сразу перепрыгивать из одной лиги в другую. Однако багаж опыта накапливается постепенно. Мне нужно не только развивать игроков и раскрывать весь их потенциал, но и развивать себя, свои тренерские мысли.

– Вас тяжело представить злым. Такое бывает?

– Бывает, конечно. Но порой важно не подавать вид, оставаться спокойным, несмотря на ураган эмоций внутри. Я не игрок в покер, но знаю, что там также – когда контролируешь эмоции, контролируешь ситуацию вокруг.

– Вам приходилось просить прощения у игрока?

– Чтобы всерьез – не было. Может быть, в юмористической форме. Скажешь что-то в рабочем процессе, потом понимаешь, что можно было иначе.

– Самое суровое наказание, которое вам доводилось применять?

– К счастью, с тренировок никого еще не выгонял. Дежурства, отжимания – это запросто.

– Приходится заставлять игроков работать?

– Да, бывает. Игрокам тяжело себя заставить. Для этого и есть тренер – заставить, стимулировать к работе.

– Тренера должны бояться?

– Должны уважать. И постоянно бороться, доказывать свою состоятельность каждый день, из год в год.

– Если у игрока скверный характер, но он хорош на площадке, вы его возьмете в команду?

– Почему нет? Характеры у всех разные. К каждому нужно подобрать ключик, убедить, что так нужно в целях команды. Тот же Алексей Спиридонов, про которого часто говорят. Я знаю, что он хороший пахарь, а это важно.

– Зарплата тренера высшей лиги А больше, чем у игрока суперлиги?

– Я вас умоляю! (Улыбается). Разница между тем, сколько я зарабатывал в качестве игрока и будучи тренером – колоссальная.

– Шулепов-тренер взял бы Шулепова-игрока в свою команду?

– Думаю, что да. Но только Шулепова, который был постарше, поопытнее, когда уже технические элементы были лучше. На самом деле, если бы мою нынешнюю голову да в тело тех лет, я бы подольше попрыгал-порезвился. (Улыбается). Желание играть не покидает до сих пор, если честно. Понятно, что физические кондиции уже не те, но азарт остался. Но вовремя закончить карьеру тоже нужно уметь.

– Мы все помним, что произошло с «Губернией». Как дела с финансированием у АСК?

– Последние два года всё стабильно, никаких проблем нет. Понятно, что бюджет довольно скромный, поэтому наш состав после сезона в высшей лиге Б незначительно изменился. Тем не менее, в отличие от многих команд, у нас есть доктор, старший тренер и статистик. Задача? Побеждать в каждом матче. Понятно, что просто так, на одной ноге, в суперлигу не проскочить. Финансирование нужно другого уровня.

– Легендарный «Изумруд» сейчас тоже играет в высшей лиге А. Обидно?

– Конечно, обидно. Но в современном спорте многое зависит от финансирования, заинтересованности властей. Без поддержки руководства региона и спонсоров любому клубу будет тяжело. «Уралочка» вот держится, это важный бренд для Екатеринбурга. У «Изумруда» дела, может быть, чуть похуже, хотя сейчас команда лидирует в высшей лиге А.

«РАНЬШЕ ИГРАЛ В БИЛЬЯРД ЧАСАМИ НАПРОЛЁТ»

– Знаю, что вы – поклонник русского бильярда. Кто из волейболистов был вашим самым серьезным соперником?

– Семён Полтавский. Не знаю, как сейчас, но раньше он играл хорошо, рубились с ним, когда была возможность. На самом деле в последние лет пять я это дело забросил, а вот раньше мог проводить в бильярдной всё свободное время.

– Кто пристрастил?

– Один товарищ в Екатеринбурге как-то пригласил поиграть. Меня это не очень интересовало, я смотрел и пил кофе. Потом к нам присоединился общий знакомый Юрий Бекишев – известный каратист, участник профессиональных боев «Рингс», которые сейчас называются ММА. Так вон он меня так разгромил, что задел самолюбие и летом во время отпуска я стал играть много – не сутками, конечно, но часами напролет.

– На деньги играли?

– Нет, максимум на хорошую бутылку коньяка или виски.

– Дома бильярдный стол поставили?

– Желание было, но тот стол, который хотелось, не подходил нам по габаритам. Да и сильная страсть к игре уже прошла. А если раз в несколько месяцев играть, то можно найти хороший клуб.

– Чем занимаются ваши дети?

– Дочь Аня заканчивает Уральский политехнический колледж. Будет в этом году защищать диплом. Играет в волейбол на студенческом уровне. Плюс увлеклась армспортом, уже и медали принесла с местных соревнований. Неожиданно немного для нас с супругой. Младший сын Алексей только в школу пошел. Тоже занимается волейболом, но пока о чем-то говорить рано.

– Новый год встречали с семьей Алексея Бовдуя?

– Да, давно общаемся с Алексеем. Вместе играли в «Изумруде» и в Казани. Сейчас живем в одном городе. Он тоже после завершения карьеры остался в волейболе – делает судейскую карьеру.

– Как сейчас отдыхаете от работы?

– По-разному. Всегда по настроению. Иной раз просто полезно в общественную баню сходить, посидеть, пообщаться с людьми. Или просто погулять. Летом часто выезжаем на дачу, там отдыхаем вместе с детьми и нашей живностью – кошкой, собакой. У нас бигель. Брали просто для себя, но жена увлеклась – возит теперь на всякие выставки. Пока чаще берем вторые-третьи места.

– Сколько времени в день проводите в интернете?

– Немного, я в этом плане, наверное, более консервативен – больше люблю по телефону поговорить с человеком. А в соцсети зайдешь – одного надо поздравить, второму ответить, у третьего интересная ссылка. Может засосать на пару часов. (Улыбается). Гаджеты заполонили нашу жизнь. Думаешь, как раньше без них жили?

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Игорь ШУЛЕПОВ
Дата рождения: 16 ноября 1972 года
Место рождения: Екатеринбург
Карьера игрока: «Изумруд» (Екатеринбург) – 1989 - 1999; «Хиросима» (Япония) – 1999/2000; «Парма» (Италия) – 2000 - 2002; «Трентино» (Италия) – 2002 - 2004; «Динамо-ТТГ» (Казань) – 2004 - 2007; «Газпром-Югра» (Сургут) – 2007 - 2011; «Изумруд» – 2011/12; «Локомотив» (Новосибирск) – 2012/13; «Губерния» (Нижний Новгород) – 2012/13, 2013/14.
Достижения в клубах: чемпион России (1999, 2007), серебряный (1997, 1998) и бронзовый (2005) призёр чемпионатов России, бронзовый призёр чемпионата Италии (2002), обладатель Кубка России (2004).
Достижения в сборной: серебряный призёр Олимпиады (2000), победитель Кубка мира (1999), серебряный (1999) и бронзовый (2001, 2003) призёр чемпионатов Европы, серебряный (2000) и бронзовый (1996, 1997, 2001) призёр Мировой лиги.
Индивидуальные достижения: лучший игрок чемпионата России (1996, 1997), участник Матча звёзд чемпионата Италии (2001), участник Матча звёзд чемпионата России (2009, 2010, 2011, 2012).
Тренерская карьера: «Губерния» – 2013- 2015 (тренер); «Нижний Новгород» – 2015/16 (старший тренер); АСК (главный тренер) – с 2016 года.


Игры

Турнирные таблицы

Чемпионат России
Предварительный этап
М КОМАНДА ИГРЫ В  П  ОЧКИ СЕТЫ
1 ЛОКОМОТИВ 1 1 0
3 3-0
Зенит-Казань 1 1 0
3 3-0
3 Зенит СПб 1 1 0
3 3-0
4
Факел 1 1   0
3 3-0
5
Белогорье 1 1 0   3 3-0
6
Кузбасс 1 1 0 3 3-0
7
Динамо Москва 1 1(1) 0 2 3-2
8
Динамо-ЛО 1 0
1(1) 1 2-3
9
Енисей 1 0
1 0
0-3
10
Газпром-Югра 1 0
1 0
0-3
11
Урал 1 0
1 0
0-3
12
Ярославич 1 0
1 0
0-3
13
Югра-Самотлор 1 0
1 0
0-3
14
НОВА 1 0
1 0
0-3

Кубок России
Предварительный этап
 М КОМАНДА  ИГРЫ  В П ОЧКИ СЕТЫ
1 Зенит СПб  10 10(2) 28 30-8
2 Локомотив 10 8             2(1)      25 26-10
3 Газпром-Югра 10 5(1) 5(1)        15 20-17
4 Университет 10 3(1)    7(2) 10 15-24
Югра-Самотлор 10 2(1) 8(1) 6 11-27
6 Тюмень 10 2(1) 8(1) 6 10-26

Молодёжная лига
Молодежная лига. Чемпионат России
м
команда
игры в п очки сеты
1 Зенит-УОР 9 8(1) 1(1) 24 26-6
2 Белогорье-2 9 8(1) 1 23 24-10
3 НОВА-2 9 7 2(1) 22 23-7
4 Локомотив-ЦИВС 9 7(3)     2(1) 19 23-13
5
Беркуты Урала 9 6(1) 
3(2)        19 22-13
6
Енисей-2 13 6(2) 7(2) 18 25-27
7
Динамо-Олимп 6 5(2) 1 13 15-9
8
Кузбасс-2 9 4(1) 5       11 13-19
9
Ярославские медведи 13 3(2) 10(5)      12 21-34
10
Факел-2 6 3(1) 3 8 10-12
11
Зенит-2 8 2 6(1) 7 9-18
12
Звезда Югры 8 2(2) 6 4 9-22
13
Университет 8 1(1) 7(1) 3 8-23
14
Динамо-ЛО-2 8 0
8(3) 3 9-24

Партнеры

             

Зарегистрировались на нашем сайте, а письмо с подтверждением так и не пришло? Тут Вам помогут.

Яндекс.Метрика