Обзор прессы

27 Марта 2018 11:53

«В волейболе деньги давались легче». Как Павел Абрамов стал успешным фермером

«Любой поход в магазин – это выборы, только голосуешь не бюллетенями, а деньгами», – считает бронзовый призёр Олимпиады-2004 Павел Абрамов. В 2014 году известный волейболист завершил карьеру, занявшись органическим агропроизводством, а уже сейчас его продукция представлена в крупнейших розничных сетях. В большом интервью «БИЗНЕС Online» фермер рассказал об эко-стандартах, дефиците качественного хлеба и пьянстве в русских деревнях.

«С ВЕРОЯТНОСТЬЮ В 99% В ОБЫЧНОЙ МУКЕ ЕСТЬ ПЕСТИЦИДЫ»

– Павел, почему после завершения игровой карьеры вы выбрали именно производство органических продуктов?

– У меня всегда было желание после спортивной карьеры заняться бизнесом, но я не знал каким. К производству органики пришел благодаря свояченице Маше Веденеевой. Она пекла хлеб из итальянской органической муки, потому что российской на рынке просто не было. Это «поле» на тот момент было еще не освоено и была возможность зайти на рынок зерновых небольшой компанией. Разрабатывать бизнес-проект я начал в 2010 году. Отговаривали, говорили, что производство – большой риск, но я упертый. в 2012-м зарегистрировал компанию «Черный хлеб» в Алексинском районе Тульской области. В 2013 году собрали первый урожай органического зерна, а на следующий год запустили переработку.

– Были моменты, когда вы говорили себе: «Боже, во что я ввязался?».

– Конечно! Бывали тяжелые времена, когда каждый рубль был на счету. Например, лето всегда тяжелый период: спад продаж, очень высокие расходы. Сейчас проще, уже есть определенный опыт.

– На полке стоят обычная мука и органическая мука «Черный хлеб». Почему мне лучше купить ваш продукт?

– Главная причина – наша мука не только полезна, потому что экологически чиста, но и гарантированно безвредна для здоровья. Она без канцерогенных средств, в частности остаточного содержания пестицидов. С вероятностью в 99% в обычной муке они есть. Они, скорее всего, будут в пределах допустимого уровня, но при этом становятся причиной образования раковых клеток. Кроме того, обычная мука идеально белая, потому что применяется химическое отбеливание. В органическом производстве это запрещено. Вторая причина – органическая мука вкуснее, чем неорганическая. Это отмечают все потребители.

– Есть мнение, что лучшая мука – с Алтая.

– Не согласен. Если говорить о простой муке, то даже московские мукомольные заводы производят муку высокого качества. Алтайская мука не более чем раскрученный бренд. Я слышал, что там сейчас активно хозяйничают китайцы и после них с землей происходит сущий ужас.

– Вы согласны с тем, что уловили тренд – тягу к здоровому образу жизни.

– Да. Причем неизбежен рост популярности этого тренда, потому что у всех есть инстинкт самосохранения. Мы видим, что лекарств становится больше, а здоровее мы, к сожалению, не становимся. Наши бабушки и дедушки, которые родились в деревнях и жили в тяжелые послевоенные годы гораздо жизнеустойчивее, чем современное поколение. Все хотят прожить дольше, здоровее и счастливее, поэтому в той или иной степени задумываются о питании. Потребителя сейчас заботят безопасность и вкусовые качества продукта, поэтому он готов тратить деньги на более качественные продукты. Любой поход в магазин это выборы, только голосуешь не бюллетенями, а деньгами. Либо ты берешь дешевый и некачественный продукт, осознавая, что производитель химичит, либо делаешь выбор в пользу качества.

– Какие ваши продукты самые востребованные?

– На первом месте ржаная цельзерновая мука. Многие пекари называют ее лучшей в стране. У нас традиционно родится хорошая рожь: органическая, да еще и первого класса по всем показателям. Плюс мы делаем муку на жерновой мельнице с низкими оборотами, которую привезли из Австрии. Такое производство считается оптимальным.

На втором месте по спросу пшеничная цельнозерновая мука, на третьем – дробленая крупа из полбы. Это дорогой продукт, но очень востребованный. Многие говорят, что вкуснее каши никогда не ели. Дальше – пшеничная мука особо тонкого помола и органические овсяные хлопья.

«ВЫРАЩИВАНИЕ ЗЕРНОВЫХ КУЛЬТУР – РИСКОВАННОЕ ДЕЛО»

– Как потребитель, я вижу значки «эко» и «био» практически на каждом товаре. Кому верить?

– Это очень большая тема, в которой разбираются лишь сами производители и самые дотошные покупатели, которые хотят употреблять органические продукты питания. Если вкратце, то любой экологический продукт должен быть подтвержден сертификатом. Понятно, что на полке магазина его нет, поэтому, чтобы не заблудиться в огромном рынке псевдо-эко-био-органической продукции, я бы советовал смотреть маркировку на упаковке и требовать сертификат у производителя. Любой органический продукт промаркирован надписью RU-BIO-001, RU-BIO-137 или IT-BIO-005, FR-BIO-003. Эта надпись – подтверждение того, что у продукта есть действующий био-сертификат российского или европейского стандарта. Наверное, нужно быть производителем, чтобы понимать, насколько большую разницу означает эта маркировка и насколько сильно отличается технология производства.

– Как работает система сертификации?

– Это несколько комплексных проверок в год, причем сертификаты по производству и переработке зерна – разные. Инспекция проверяет журналы, бухгалтерию, склады, поля. Эко-стандарты запрещают все ядохимикаты, синтетические минеральные удобрения, стимуляторы роста, химические агенты и хлорсодержащие вещества.

– Чем заменяете минеральные удобрения?

– Сидератами. Засеваем поля гречихой или овсяно-гороховой смесью, затем косим и заделываем в почву. Это всё перегнивает, обогащает почву азотом, угнетает сорняки, отпугивает насекомых-вредителей и даёт потенциал для роста следующих растений. Таким образом, получается натуральное зелёное удобрение. Это дорогое средство, но в органическом сельском хозяйстве одно из немногих дозволенных. Мы и во время уборки зерна забираем только колосья. Солому не копним. Комбайны ее измельчают и оставляют на поле, чтобы перегнила. Вот еще одно удобрение. Что касается дезинфекции цехов и складов, то мы используем гашенную известь при ежегодных уборках, а также промышленные пылесосы. При влажной уборке как дезинфицирующее средство используется сода.

– Сколько процентов от агропроизводства в России занимает органическое?

– Минсельхоз оценивает его долю в 0,1%. Цифра, конечно, ничтожная. Производителей органического зерна примерно два десятка.

– Главные риски в вашем бизнесе?

– Выращивание зерновых культур вообще рискованное дело. Мы проходили и через гибель, и через низкую урожайность. Многое зависит от экономической ситуации в стране. Все-таки органические продукты достаточно дорогие. Розничная цена килограмма нашей муки – 150-160 рублей. Это накладывает риски. Остальное – вопрос качества работы.

– С какими сложностями сталкиваетесь?

– Много контрольно-надзорных органов. Просто огромное количество! И каждый норовит оштрафовать. На день позже отчет сдал в таможню – штраф 50 тыс. Для малых или новых предприятий большое число проверок – серьёзная проблема. Сложно разобраться, особенно при ограниченном количестве сотрудников. 

«НАРОД В ДЕРЕВНЕ ПЬЁТ И НЕ ХОЧЕТ РАБОТАТЬ»

– Почему решили запустить производство в Тульской области? Это ведь не Черноземье.

– Мой партнёр по бизнесу Евгений Шифанов корнями из тех мест, мы сразу смогли там подобрать объекты. Земля там не черноземная, но плодородная. Кроме того, близко к Москве. В плане логистики это огромный плюс. Из минусов – кадровые проблемы и дорогая земля. Сейчас у нас в обработке 900 гектар. Часть земель в собственности, но большая часть – в аренде. Производственные объекты, мельница и элеватор – свои.

– Когда вы начинали бизнес, с вами был еще один бывший волейболист Алексей Сериков. Почему пути разошлись?

– Алексей мне помогал первые годы. Он тогда уже не играл и был моим доверенным лицом на производстве. Знаете, постоянно работать и жить в деревне непросто. Наверное, он просто устал от этого. Когда Алексей женился, решил пойти другим путём. К тому моменту я уже завершил карьеру и сам приехал работать в Тульскую область. Мы с ним хорошо расстались, часто общаемся. Он активный потребитель продукции «Черный хлеб». Ему, как бывшему сотруднику, всё с большими скидками. (Улыбается)

– Сколько времени вам понадобилось, чтобы вникнуть во все тонкости?

– А я до сих вникаю в нюансы. Учусь каждый день и постоянно узнаю что-то новое. Например, вчера узнал, что априори у голозерного овса не стоит рассчитывать на тот же процент всхожести, как у обычного овса. Я ничего не знал о производстве зерна или муки. Теоретическую информацию искал в интернете. Изучал труды русских и зарубежных агрономов. Я окончил геогрофак МГУ, но экономического образования, конечно не хватает. Вот недавно узнал, что если делаешь поставку даже в страну Таможенного союза, должен в течение первых восьми рабочих дней месяца сдать статистический отчет. Если не сдал, предусмотрена жесткая кара. Стараюсь черпать знания из книг и консультаций, но времени всё равно не хватает. Прихожу к выводу, что уже пришло время брать на работу личного секретаря.

– Вы работаете в русских деревнях Хатманово и Соломасово. Народ там пьянствует?

– Да, есть такая проблема. Бывало, что приходилось за это дело увольнять. У людей есть возможность работать, но они не хотят. Или считают, что им все вокруг должны. Раньше мучились с поисками трактористов, комбайнеров. Сейчас сложился определенный костяк рабочих. Всего у нас в компании около 40 человек. В разгар работы – около 50-ти.

– Какая в компании средняя зарплата?

– 20-25 тыс – средняя по региону, может даже чуть выше. Всё зависит от профессии и квалификации.

– Почему ваша компания называется «Черный хлеб»?

– «Хлебом» раньше называли зерно, которое выращивают в поле. «Чёрный» означает цельнозерновой. Именно производством цельнозерновых продуктов питания мы и занимаемся. А из любой цельнозерновой муки хлеб всегда чёрного цвета.

– Хлеб и водка – два главных национальных продукта России?

– Хлеб, наверное, да. Это традиционно один из главных продуктов на столе у русских. Хотя у россиян все-таки могут быть и лепешки, и что-то другое. По поводу водки… Я вот водку не очень люблю, хотя в молодости любил. Сейчас многие предпочитают вино или виски. В деревнях да, водку пьют, это вижу постоянно. А национальными продуктами я бы все-таки назвал кашу и щи.

«В СТРАНЕ ДЕФИЦИТ КАЧЕСТВЕННОГО ХЛЕБА»

– Как сказалась на вашем бизнесе политика импортозамещения?

– Никак. Запрета на ввоз муки, зерна и круп никогда не было. Наш плюс в том, мы работаем в рублевой зоне и не зависим от курса евро и доллара. Это позволяет при высоких урожаях даже снижать цены на продукцию, как это произошло в этом году. Это наше сильное конкурентное преимущество.

– Какое на рынке соотношение между импортной и отечественной органической продукцией?

– Точных данных, к сожалению, нет. Но импортной продукции, конечно, больше, потому что она раньше встала на прилавок. Мы только расширяем свое присутствие на полках, импорт там уже не один десяток лет. Отечественных производителей мало. Если говорить о муке, то это четыре компании, включая нас. Другое дело, что импортные продукты значительно дороже. Минимум на 30-50 процентов. Более известные итальянские, немецкие и французские бренды могут быть дороже на 100-200 процентов. В этом отношении в условиях непростой экономической ситуации в стране мы активно составляем им конкуренцию и расширяем свое представительство. Кривая продаж растёт каждый год. Количество проданных пакетов увеличивается в том числе за счет того, что мы постоянно расширяем ассортимент.

– Как реализуете продукцию?

– По нашим товарам в потребительской упаковке работаем и с крупными дистрибьюторами, и с рителейрами, и с сетевыми магазинами, и с магазинами здорового питания. Второе наше направление – сотрудничество с пекарнями, ресторанами и производителями детского питания. Это поставки сырья в мешках – муки, зерна, крупы. Я еще в советских книжках читал, что зерно для производителей детского питания должно быть выращено без применения пестицидов. Это логично и правильно. До недавнего времени Danone был единственной компанией, которая покупала у нас муку. Сейчас добавилась торговая марка «Нутрилак». Есть у нас еще продажа биосемян и небольшого количества фуражной продукции.

– Чем вы объясняете стремительно увеличивающееся количество пекарен? Ростом благосостояния населения или его разочарованием в фабричном хлебе?

– Точно не ростом благосостояния. Отчеты по рынку товаров повседневного спроса говорят, что лишних денег у граждан нет, люди ограничены в средствах. Многие наши партнеры говорят, что испытывают проблемы с продажами. У ритейлеров рост нулевой – люди экономят. При этом на прилавках обычных российских магазинов дефицит качественного хлеба. Думаю, что рост пекарен связан с этим. В этом бизнесе сейчас много энтузиастов, поэтому появляется много пекарен: крафтовые, артизанские пекарни, которые делают «бездрожжевой» или цельнозерновой хлеб. Со многими такими пекарнями мы работаем.

– Вы отмечаете, что есть дефицит качественного хлеба. Что из себя представляет обычный магазинный хлеб?

– Хлеб в массовой продаже – это компромисс. Если есть желание купить хлеб более высокого качества, стоит поискать частную пекарню у дома, узнать из чего и как они пекут.

– Задумываетесь об открытии собственной сети пекарен или фирменного магазина?

– В данный момент об этом не думаем, мы все-таки производственная компания, а в отношении продаж – оптовая. Но в обозримой перспективе, через год-два, у нас должна появиться одна пекарня. Мы хотим, чтобы она работала не столько как бизнес по продаже хлеба, а как площадка для разработки технологий выпечки из органической муки нашего производства. Может быть, это даже будет школа пекарей. Что касается собственной розничной сети, это совершенно другой бизнес. В данный момент у нас нет для этого кадровых ресурсов. Возможно, они появятся, когда мы вырастим еще больше.

– Какие у вашей компании стратегические цели?

– Безусловно, экспорт. А также выход на лидерские позиции в производстве органической муки в России.

«ГОРЖУСЬ ТЕМ, ЧЕМ ЗАНИМАЮСЬ»

– Три принципа ведения успешного бизнеса.

– Грамотное планирование, использование современных систем, в том числе автоматизация бизнеса. А также постоянное всестороннее развитие руководителя, поскольку от его решений и инициатив зависит судьба компании.

– Чем вы больше всего гордитесь?

– Горжусь тем, чем занимаюсь. Тем, что мы делаем полезное и достойное дело, предоставляя возможности потребителю покупать настоящие продукты здорового питания. Наша торговая марка уже имеет определенную известность и положительную репутацию.

– Что для вас деньги?

– Возможность комфортно жить и находиться в комфортных условиях, а также возможность помогать своим близким.

– Где деньги давались вам легче – в волейболе или в бизнесе?

– Конечно, в волейболе. Ты тренируешься, играешь и гарантированно получаешь суммы по контракту, если, конечно, не происходит никаких форс-мажоров. Более того, ты можешь получать условные 10 млн даже сидя в запасе и лишь изредка выходя на площадку. В бизнесе, чтобы заработать эти же деньги, тебе нужно отладить десятки процессов. В нашем случае посеять, собрать урожай, переработать, продать. Это намного тяжелее.

– Ваши нынешние доходы сопоставимы с волейбольными?

– Нет, но я к этому стремлюсь. Сейчас разве что общий годовой оборот компании сопоставим с хорошим контрактом в волейболе – несколько десятков миллионов рублей. Прибыль компании пока небольшая, мы продолжаем ее вкладывать в развитие производства и предприятия.

– У нас часто говорят о поддержке государством бизнеса. Вы ее ощущаете?

– Да, мы активные получатели субсидий и грантов. Все последние годы получали порядка миллиона в год. Это помогло закупить оборудование. Единственное, для получения субсидий нужно собрать кипу бумаг, но без этого никак.

– Три вещи, которые вы бы поменяли в российском сельском хозяйстве.

– Во-первых, снизил бы размеры штрафов для юридических лиц. Сейчас любой надзорный орган может оштрафовать тебя на несколько сотен тысяч рублей. Во-вторых, принял бы хороший закон о производстве органических продуктов питания и стимулировал бы производство органики в России. В-третьих, ввёл бы в ассортимент тендерных продуктов органические продукты питания, особенно это актуально для детских учреждений.

«САМЫЙ БОЛЬШОЙ КОНТРАКТ БЫЛ В УФЕ»

– Помните первые заработанные деньги?

– Это было в первой профессиональной команде – МГФСО в первой профессиональной команде. Получил 400 рублей и потратил на CD-ROM для компьютера.

– А где у вас был самый большой контракт в карьере?

– Смотря по какому курсу... Наверное, все-таки в уфимском «Урале». Это был классный сезон, мы вышли в финал чемпионата, и в финал Кубка вызова. Вербов, Висотто, Спиридонов, Пантелеймоненко, Казаков. Хорошая была команда, жаль, что дальше у клуба начались финансовые проблемы.

– Когда в последний раз играли в волейбол?

– В 2016 году, на пляже. Получил большое удовольствие. Но желания возвращаться после завершения карьеры не было. В последнее время увлекся хоккеем, только начинаю кататься.

– Что думаете о нынешнем состоянии российского чемпионата?

– В этом сезоне уровень высокий. Это показывает плей-офф. Есть доминирующий казанский «Зенит», но появился Питер с большими амбициями, «Кузбасс» сумел выбить Белгород, у «Динамо» сильная команда. Уровень высокий, конкуренция есть, но Казань – фаворит. Жалко, что один из моих любимых клубов «Урал» в этом сезоне не попал в плей-офф.

– В нашем волейболе часто говорят о дефиците доигровщиков. Кого из нынешних российских коллег по амплуа вы бы отметили?

– Сергея Тетюхина. В таком возрасте он играет на высшем уровне: удивительное достижение, удивительный человек. Дмитрий Волков и Егор Клюка – молодые и перспективные ребята, Евгений Сивожелез и Юрий Бережко подошли к зрелому возрасту в волейболе, показывают качественную игру.

– «Я знаю, что у меня есть недоброжелатели в федерации» сказали вы в 2010 году. Почему?

– Были какие-то обиды на федерацию. Всё это, наверное, пережиток незрелости. Возможно кто-то действительно плохо ко мне относился, возможно, мне так казалось. Любые отношения можно улаживать и отстраивать, было бы желание. В данный момент к тем словам отношусь иронически. Видимо, в тот момент были такие настроения.

– Писали, что вы не поехали на Олимпиаду-2008 из-за конфликта с Владимиром Алекно.

– Может быть. Были случаи, когда я несдержанно о нем высказывался. Наверное, был чем-то обижен или недоволен. Это имело последствия, он меня отцеплял от каких-то турниров. В принципе, это нормально. Если сотрудник моей компании будет говорить публично, что гендиректор некомпетентен, то, скорее всего, с ним придётся расстаться, если он, конечно, не несёт золотые яйца.

«Я БЫЛ ЛЮБИМЧИКОМ ГАИЧА»

– Общение с каким легионером произвело на вас впечатление?

– С Жибой. Это потрясающий, изумительный человек, по которому я очень скучаю. Несмотря на статус суперзвезды, он оставался очень свойским парнем, который абсолютно со всеми общался на равных. Он стал для меня хорошим другом.

– Семён Полтавский называл Жибу дутой звездой.

– Олимпийский чемпион, чемпион мира. Да, в сборной Бразилии у него получалось лучше, чем в клубах, но он всё равно был одним из лучших доигровщиков мира. Семён его все-таки знал только как соперника, я же с ним постоянно общался. Он действительно был лидером. Жаль, что нам не удалось выше «серебра» подняться.

– Вы по ходу карьеры поиграли в Польше и Японии. Какая поездка была более удачной?

– Обе были хорошими. В Японии моя команда во втором сезоне выиграла и чемпионат, и Кубок, я получил кучу индивидуальных наград. Мы были в таком порядке, что выходили на площадку и понимали, что никто не сможет нас обыграть. Уровень уверенности и подготовки был таким, что крушили всех подряд, хотя там были другие команды с сильными легионерами. Наверное, сейчас в России себя так чувствует казанский «Зенит». В целом, Япония – другая вселенная. Там самые дружелюбные люди на планете. Это потрясающая страна, которая воодушевляет и меняет. Я приехал из Японии другим человеком. В голове была такая предельная ясность, которой дальше уже никогда не было. В Польше запомнилась любовь болельщиков к волейболу. Тогда с Роберто Сантилли, которого я очень люблю, как тренера, мы сделали самый лучший сезон для «Ястшембски» – Кубок и «серебро» чемпионата.

– Вы два года работали в «Искре» с Зораном Гаичем. Почему все на него жалуются?

– Мне, кстати, грех жаловаться. Я был любимчиком Зорана. Он в меня верил и в клубе, и в сборной: давал много игрового времени, назначал капитаном. А не любят его за сумасшедшие, просто дикие нагрузки! Помню, у меня слезы на глазах наворачивались, когда я со штангой стоял в тренажерном зале. (Улыбается) Такая у него была стратегия – много физической и аналитическое работы. Даже все тренировки записывались на видео и разбирались. Сторонние люди говорили, что это не может не принести результат. Однако и «Искра» в те годы была вечно второй, и сборная России в финале Евро-2005 проиграла Италии – 2:3.

– Владимир Мельник в интервью сказал, что Гаич был больше бизнесменом, чем тренером.

– С этим не поспоришь. Когда наступил кризис и все упали по контракту, он по контракту поднялся. Это информация из достоверных источников. Можно ли его в этом упрекнуть? Вряд ли. Каждый хочет зарабатывать в своем деле.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»

Павел АБРАМОВ

Генеральный директор ООО «Черный хлеб»

Игровая карьера: МГФСО (Москва) – 1996 - 1999; «Искра» (Одинцово) – 1999 - 2001, 2005 - 2009, 2010 - 2012;  «Динамо» (Москва) – 2001 - 2003; «Торэй Эрроуз» (Мисима, Япония) – 2003 - 2005; «Ястшембски» (Польша) – 2009/10; «Урал» (Уфа) – 2012/13; «Губерния» (Нижний Новгород) – 2013/14.

Главные достижения в клубах: серебряный (2008, 2009, 2013) и бронзовый (2001, 2002, 2006, 2007, 2012) призёр чемпионата России бронзовый призёр Лиги чемпионов (2009), чемпион Японии (2005), обладатель Кубка Японии (2005), серебряный призёр чемпионата Польши (2010), обладатель Кубка Польши (2009).

Главные достижения в сборной: бронзовый призёр Олимпийских игр (2004), победитель Мировой лиги (2002), серебряный призёр чемпионата мира (2002), серебряный (2005, 2007) и бронзовый (2001, 2003) призёр чемпионатов Европы, серебряный призёр Кубка мира (2007).

Сыграл 150 матчей за сборную России.


Игры

Турнирные таблицы

Чемпионат России
Предварительный этап
М КОМАНДА ИГРЫ В  П  ОЧКИ СЕТЫ
1 Зенит-Казань 8 8(1) 0
23 24-4
Факел 8 7(3) 1 18 21-10
3 Кузбасс 8 6 2(1) 19 21-7
4
Белогорье 8 6 2 18 18-7
5
ЛОКОМОТИВ 8 6(1) 2 17 19-10
6
Зенит СПб 8 5 3(1) 16 19-11
7
НОВА 8 3 5(3) 12 16-16
8
Газпром-Югра 8 3 5(3) 12 15-16
9
Динамо Москва 8 3(1) 5(2) 10 14-18
10
Енисей 8 2 6 6 9-20
11
Динамо-ЛО 8 2(1) 6(1) 6 9-21
12
Урал 8 2(2) 6(1) 5 11-22
13
Югра-Самотлор 8 2(2) 6 4 7-22
14
Ярославич 8 1(1) 7 2 4-23

Кубок России
Полуфинальный этап
 М КОМАНДА  ИГРЫ  В П ОЧКИ СЕТЫ
1 Зенит СПб 3 3 9 9-2
2 НОВА 3 2 1 6 7-3
3 ЛОКОМОТИВ 3 1 2 3 3-7
4 Ярославич 3 0 3 0 2-9

Молодёжная лига
Молодежная лига. Чемпионат России
м
команда
игры в п очки сеты
1 Беркуты Урала 18 12(2) 6(4) 38 45-27
2 Локомотив-ЦИВС 14 12(4) 2(1) 33 38-17
3 Динамо-Олимп 14 11(3) 3(1) 31 36-20
4 Зенит-УОР 18 11(4)        7(1) 30 38-30
5
Белогорье-2 18 10(2) 8(1) 29 34-34
6
Факел-2 14 10(2) 4 28 31-20
7
НОВА-2 18 9 9(6) 33 41-28
8
Енисей-2 16 7(2) 9(2)         21 28-34
9
Кузбасс-2 14 7(2) 7(1) 20 24-27
10
Университет 16 6(3) 10(2) 17 26-38
11
Ярославские медведи 16 5(3) 11(5) 17 28-40
12
Звезда Югры 16 5(2) 11(1) 14 23-39
13
Зенит-2 16 4(1) 12(3) 14 23-39
14
Динамо-ЛО-2 16 3(1) 13(3) 11 21-43

Партнеры

           

Зарегистрировались на нашем сайте, а письмо с подтверждением так и не пришло? Тут Вам помогут.

Яндекс.Метрика